Главный по стройке

Главный по стройке

21 февраля Владимиру Ресину исполнилось 85 лет

Почти 60 лет трудовая биография Владимира Ресина неразрывно связана со стройкой. За это время при его непосредственном участии или под его руководством были возведены тысячи объектов, равных по площади городу-миллионнику. Он прошел весь путь от простого горного инженера до одной из ключевых фигур в столичном правительстве. На его «счету» возведение в Москве объектов для проведения Олимпиады-80, восстановление храма Христа Спасителя, реконструкция Большого театра… И в свои 85, даже будучи депутатом Госдумы РФ, продолжает строить, выезжая каждую субботу на площадки городской «Программы по строительству православных храмов». В день своего рождения Владимир Ресин дал «Стройгазете» эксклюзивное интервью.

«СГ»: Владимир Иосифович, позвольте для начала поздравить вас от всей редакции с юбилеем, и пожелать вам – как главной строительной легенде страны - здоровья, благополучия, нескончаемой энергии и новых свершений! Кстати, а вы все свои подобные «звания» помните, и кто вам их присуждал? Только готовясь к интервью встречал - «Гигант строительного дела» от Марата Хуснуллина, «Столичный созидатель» по версии Сергея Собянина…

Владимир Ресин: Я «звания» не коллекционирую. Знаю, что пресса довольно долго называла меня главным прорабом Москвы — с легкой руки Юрия Лужкова. Порой слышал, как он же возводимые в нулевые дома, которые мы строили взамен снесенных пятиэтажек, называл «ресинками». У меня принцип прост: если отзываются хорошо о результатах моей работы, значит, что-то полезное для москвичей я сделал. Критикуют — значит, есть повод задуматься, все ли сделано мною правильно, и, если потребуется, исправить. А в остальном — я ж не девочка, чтобы нравиться (смеется). Для меня главное звание — «строитель». Раз уж речь зашла про звания, то особо ценю из тех, что у меня есть: «Заслуженный строитель РСФСР», «Заслуженный инженер России», почетный профессор РАН и член президиума РААСН. Большего мне и не нужно.

«СГ»: Владимир Иосифович, вы работаете в строительстве почти 60 лет. Сколько в целом на вашем счету жилых — и не только — «квадратов»?

В.Р.: Мне никогда не приходило в голову вести детальную статистику по всемвсем объектам. Помню основные цифры, за которые когда-то спрашивал с коллег, которые докладывал мэру города. Я в строительстве на разных должностях с 1962 года. Только за 23 года моего руководства стройкомплексом Москвы вместе с другими специалистами принимал участие в возведении миллионов и миллионов «квадратов». Можно сказать, они на счету каждого столичного строителя. С 4 апреля 1988 года, то есть с момента, когда был организован Мосстройкомитет, который я возглавил, и до 2011 года, пока руководил стройкомплексом города, московские строители построили свыше 90 млн квадратных метров жилья, а к нему еще тысячи различных социальных объектов, в том числе свыше 550 школ, порядка 800 детских садов, более 350 объектов здравоохранения и физкультурно-оздоровительных центров, не считая сотен километров дорог, магистралей, развязок, тоннелей, мостов и станций метрополитена, объектов инженерной инфраструктуры, спорта, культуры, сохраненных и восстановленных памятников историко-культурного наследия Москвы.

«СГ»: А как вы, инженер-экономист по горному делу, вообще оказались на стройке? И, кстати, почему после окончания Московского горного института не остались в столице, а уехали на Украину, на угольную шахту? Потом ведь был еще и Кольский полуостров?

В.Р.: Я учился в Советском Союзе, а тогда была распространена практика распределения: молодых специалистов назначали на определенные участки, они должны были поехать по распределению и отработать, если ценили возможность продвигать карьеру по профессиональной линии. После дипломных экзаменов я как все предстал перед лицом Государственной комиссии: она направляла на работу, давая назначения по заявкам министерств, госпредприятий, которым требовались молодые специалисты. То был один из принципов социалистической плановой экономики: государство решало будущее каждого дипломированного инженера, юриста, учителя, предоставляя постоянное место службы и жилье. Я, как и другие советские студенты, мечтал приступить к настоящей работе. Работа шахтера воспевалась тогда и в песнях, и в кинолентах, и в советской прессе, поэтому я радостно направился по распределению на Украину, в город Ватутино Черкасской области — давать стране угля (смеется). И если бы не опасение потерять свою московскую прописку, вряд ли бы я оказался на Кольском полуострове, в Апатитах; здесь еще плюсом была высокая зарплата. Опыт работы за Северным полярным кругом помог мне значительно позже, когда мы, столичные строители, вместе с другими специалистами со всего Советского Союза возводили столицу БАМа город Тынду.

«СГ»: А когда молодой специалист Владимир Ресин вернулся в Москву, чем он занялся?

В.Р.: Насовсем в Москву я вернулся лишь семь лет спустя. Затем, в конце 1964 года, попал на работу в старейший московский трест горнопроходческих работ «Главмосстроя». После семи лет службы в регионах с наездами в Москву я перешел в крупнейшую строительную организацию города, основанную Хрущевым. Это был главк на правах союзного министерства. Жилые дома — его главная задача. В главк тогда входило, кроме нашего, пятьдесят с лишним трестов, за год они осваивали миллиард рублей — сумму колоссальную по тем временам. В крупнейшей строительной фирме мира занято было свыше 100 тыс. человек, на вооружении которых насчитывалось 10 тыс. крупных строительных машин. Такими силами и средствами сооружалось одновременно 2 тыс. объектов.

«СГ»: С чего начиналась карьера управленца?

В.Р.: С руководства Московским буровым участком по строительству Люберецкой станции аэрации в 1962 году. Через три года меня назначили начальником планово-производственного отдела строительного управления (СУ) № 17. В трудовой книжке сделана запись, что в новую должность вступил 1 января 1965 года. Тогда этот день считался рабочим, с него и началась новая жизнь. В управлении ко мне присмотрелись, я пришелся ко двору — и через четыре месяца выдвинули на более высокую должность: с апреля назначили начальником СУ-3. Так оно и пошло: шаг за шагом, должность за должностью, стройка за стройкой.

«СГ»: Почти четверть века вы возглавляли крупнейший в стране стройкомплекс. Сегодня, когда вы видите в Москве «свои» объекты, испытываете чувство сентиментальности?

В.Р.: Скорее — ощущение гордости за принадлежность к профессии, удовлетворение трудом своих коллег, где есть доля и моего участия, радость, что сданный нами объект востребован городом, работает, полезен Москве и москвичам. Я считаю себя москвичом, люблю свой город и горожан. Всегда работал для Москвы в полную силу, с любовью, порой даже на пределе возможностей. Мне нравится, что город — это не статичная система: меняются время, застройка, принципы градостроительства, архитектурные стили. Остается лучшее — все самое передовое выплавляется в этом огромном котле мегаполиса.

«СГ»: А любимые или памятные стройки в городе у вас есть?

В.Р.: Я воспринимаю стройки и объекты скорее по людям, ситуациям на площадках или по общественно-политическим, социальным событиям, на фоне которых они возводились. Например, строительство мемориального комплекса на Поклонной горе во второй половине 80-х: тогда мы уже забили сваи, заложили фундамент, способный выдержать вес в тысячу тонн. За площадкой, предназначенной под монумент, поднялись стены здания Музея Великой Отечественной войны, над ним мы готовились установить громадный металлический каркас купола, завезенный на Поклонную гору. По проекту памятник должен был представлять собой Красное знамя с образом Ленина, осеняющее Народ-Победитель. Если бы тот проект воплотился, то стал бы не столько памятником Победы, сколько еще одним монументом вождю, но народ больше не желал жить под Красным знаменем. Вслух этого тогда еще никто сказать не смел. Громко в силу наступившей эпохи гласности говорили, что якобы строители срыли святыню — Поклонную гору. Главную роль в истории монумента сыграл тогда Борис Ельцин, который своим решением распорядился прекратить строительство…

Мы вернулись на Поклонную гору после нескольких лет — в 1993 году. Моспромстрой и другие строительные фирмы завершили строительство Музея Великой Отечественной войны, подняли высокий обелиск. Вместо Красного знамени с профилем вождя был сооружен обелиск в форме солдатского штыка и установлена на вершине горы фигура Георгия Победоносца, олицетворяющего силы Добра, побеждающие силы Зла. Говорить о каждом значимом объекте сложно: их много, все не перечислишь. Среди них: Манеж, Гостиный двор, Дом Пашкова, Петровский путевой дворец, музеи-заповедники «Коломенское» и «Царицыно», ТЦ «Охотный ряд», Московский международный Дом музыки, жилые районы во главе с Крылатским и Куркино, телецентр «Останкино», Музей космонавтики, Живописный мост через Серебряноборский тоннель, как впрочем, и сам тоннель… Но прежде всего — Большой театр и Храм Христа Спасителя.

«СГ»: Кураторство программы строительства православных храмов в Москве — это ваша дорога к храму?

В.Р.: Это дело, которого требует моя душа, — возможность сделать все, что я могу, для восстановления исторической справедливости после мрачных времен гонений на церковь. Это отклик на тягу москвичей к духовности и вере. Сегодня в рамках программы, которую я курирую с 2010 года по линии города и по поручению мэра, идет работа по проектированию и строительству 281 храмового комплекса. Ежегодно мы сдаем не меньше 10 храмов и на 10 площадках начинаем новые работы. Это хороший задел на будущее: мы уже взяли первую поставленную планку, преодолев заявленную 10 лет назад цифру в 200 храмов. Но главное, что при поддержке Его Святейшества Патриарха Кирилла и мэра Москвы Сергея Собянина мы создали отдельное направление стройотрасли — храмостроительство, система работы которого уже взята за образец другими регионами. Я воспринимаю это как создание дорог к храмам для каждого россиянина.

«СГ»: Москву вы видели разную: сталинскую, лужковскую, которую строили сами, сейчас вот видите уже собянинскую... Вам какая больше нравится?

В.Р.: Мне нравится Москва как раз тем, что в ней уникальным образом сочетается все: история и современность. Сейчас столица выглядит лучше, чем когда-либо: созданы новые общественные пространства, благоустроены парки и скверы, отреставрированы фасады домов. Налицо единообразие вывесок, зелень, ярмарки, украшения к праздникам — все ярко, все с любовью. Новый курс на «город, удобный для жизни», а не только для работы — принцип, которого придерживаются мэр Сергей Собянин и столичное правительство, — изменил жизнь миллионов москвичей. У всех свое представление, какой должна быть Москва, где лучше жить. Когда-то футуристы видели ее застроенной небоскребами. Есть у меня знакомые, которым нравится высота, она многих притягивает, особенно молодых и деловых, иначе бы мы не сооружали высотные дома.

Мы начали строительство Москва-Сити 25 лет назад. Сегодня этот инфраструктурный объект полностью востребован, а проект получил свое новое развитие в Большом Сити, где будет создана максимально комфортная для жизни и работы городская среда. Лично мне по душе малоэтажная Москва, какая была в прошлом на Арбате и в Замоскворечье.

«СГ»: Как сейчас вы оцениваете состояние столичного стройкомплекса?

В.Р.: Даже с учетом прошлогодней ситуации я бы сказал — на пике формы. Действительно, развитие стройкомплекса наращивает обороты, в чем ему помогли новые технологии, поручения президента, национальные проекты и концепция комплексного подхода в формировании города, удобного для жизни, а главное — четко выстроенная система организации работ. Но почивать на лаврах нельзя: есть целый ряд вопросов, которые нужно решить в целом по отрасли в стране. Стройкомплексу больше недостаточно устаревшей производственной базы, чтобы поддерживать темпы строительства, необходимые для реализации национального проекта по обеспечению россиян комфортным и доступным жильем. Без инноваций мы вряд ли сможем осуществить прорыв, о котором нам говорит президент. Быстрое строительство качественного жилья — это краеугольный камень в стратегии восстановления российской экономики и доходов населения до докризисного уровня.

«СГ»: Вы стояли у истоков программы реновации жилья... В чем вы как строитель видите главные качественные отличия первой волны сноса пятиэтажек и нынешней, второй?

В.Р.: Масштабное жилищное строительство, которое велось в Москве в те годы (в том числе и реализовывавшаяся тогда программа сноса ветхих пятиэтажек), позволило московским властям в последние 10 лет сконцентрироваться на развитии дорожно-транспортной инфраструктуры. Проведя эти работы, город смог подготовить, обновить и увеличить транспортную сеть и во многом заменить городские инженерные сети с тем, чтобы уже с 2017 года приступить к масштабной программе реновации жилого фонда Москвы с учетом уже обновленной инфраструктуры.

Напомню, еще с 1988 года прорабатывалась, а с 1995 года стартовала большая на тот момент городская программа сноса «хрущевок» первого периода отечественного домостроения. Тогда был разработан действенный механизм, который позволил снести 7 млн кв. метров ветхих, безликих «хрущевок» и переселить в новое комфортное бесплатное жилье 350 тысяч москвичей. Этот опыт показал, что возможно в условиях уже сложившейся застройки, используя метод волнового отселения, проводить поэтапную реновацию устаревшего жилого фонда столицы без создания серьезных неудобств для москвичей. Причем москвичи переезжали в новые современные квартиры рядом с домом. Сегодня мощная программа реновации, старт которой дал Сергей Собянин с одобрения президента страны, вобрала в себя все плюсы первой программы, избавившись от ее минусов. Это позволяет сегодня решать самый острый социальный вопрос — приобретение жилья по самым современным стандартам проживания, причем бесплатно. Если коротко обрисовывать отличия: квартиры больше, комфортнее, современнее, процесс организован более эффективно, по новым принципам городской застройки и главное — следуя букве закона.

«СГ»: Когда и почему Владимир Ресин сменил исполнительную власть на законодательную? Работая в Госдуме, не скучаете по стройке?

В.Р.: А мне скучать по ней и некогда. Я все так же выезжаю на субботние объезды строящихся в городе храмов. Ну, за исключением периода весеннего локдауна и обязательных ограничений. Привычка строителя берет свое: видеть воочию сам процесс и его конечный результат. Но я ведь не только строитель. Уже второй созыв Госдумы я — политик. Обязан соответствовать. Своим принципам жизни я не изменяю: работать эффективно на пользу городу, отстаивать интересы москвичей, делать все для обеспечения четкого функционирования всей системы строительства. Поэтому для меня логичной стала депутатская работа, возможность личного участия в подготовке законопроектов, позитивно влияющих на развитие отрасли. Сегодня в парламенте я руковожу работой Экспертного совета по строительству, промышленности строительных материалов и проблемам долевого строительства, созданного при думском Комитете по транспорту и строительству. В самом названии совета, который я возглавил в 2016 году, широкий круг вопросов, обязательных к решению, обсуждению, выработке конкретных инициатив в части совершенствования градостроительного законодательства.

«СГ»: Какие вопросы предстоит решать Экспертному совету в текущем году?

В.Р.: Наиболее острый вопрос, требующий максимальной концентрации и отдачи, — это обеспечение жильем обманутых дольщиков. Занимаюсь этим плотно и как куратор от регионального отделения «Единой России», и как председатель Рабочей группы по защите прав дольщиков в Москве. В этом году нам предстоит рассмотреть и принять проект закона, который регламентирует порядок выдачи технических условий на присоединение объектов капитального строительства к инженерным сетям, решить окончательно на законодательном уровне вопрос с апартаментами, доработать тему социального найма жилья, что важно для большинства молодых россиян, начинающих самостоятельную трудовую жизнь. Особо будет нами обсуждаться вопрос развития индивидуального жилищного строительства.

«СГ»: Какими принятыми не без вашего участия законопроектами вы гордитесь больше всего? Над чем в строительном законотворчестве, на ваш взгляд, надо еще поработать?

В.Р.: Только за прошедший год было принято 12 системных законов, которые нацелены на внедрение организационно-правовых механизмов, в том числе для решения «квартирного вопроса». Экспертами совета для доработки законопроекта о внедрении института комплексного развития территории (КРТ) как наиболее эффективного для создания системы так называемой всероссийской реновации жилищного фонда, заброшенных промышленных территорий и исторических центров российских городов был предложен целый ряд важных поправок. Как доказано на практике, мало принять закон, необходимо создать оперативно всю систему его правоприменения, обеспечить взаимодействие и согласованность принимаемых решений на всех уровнях государственной власти.

Так, например, принятие закона о КРТ потребовало внесения изменений, кроме Градостроительного кодекса, еще в 16 законов, хотя первая редакция стартовала с трех базовых законов. Важнейшие из принятых за последнее время законопроектов — это законы, позволившие защитить права обманутых дольщиков, переход на проектное финансирование и, конечно, законы о реновации — как московской, так и всероссийской. Также перед нами стоит задача актуализации нормативной базы строительства, снятия излишних административных барьеров. Стране жизненно необходимы структурные изменения, рассчитанные на долгосрочную перспективу. Нужны перемены в экономике, в системе государственного регулирования и в строительстве.

«СГ»: Владимир Иосифович, в завершение беседы — какое время вашей жизни считаете самым трудным? А какое — самым счастливым?

В.Р.: Очень трудным считаю период после распада СССР — даже, может быть, более трудным, чем послевоенное восстановление страны с 1945 года. Тогда дух народа был на подъеме, а в 1990-е народ и страна были сломлены. Поэтому сохранение и восстановление строительного комплекса в тот период было задачей не из легких, но мы сообща все преодолели. Моя жизнь сложилась счастливо: любимая работа, любимая жена, любимая семья. И если даже в сложные периоды я вижу результаты нашего с коллегами труда, я счастлив этим результатам.

«СГ»: Как будете отмечать день рождения?

В.Р.: Как всегда, в кругу семьи.

Справочно:

Владимир Ресин родился в 1936 году в Минске. Окончил Московский горный институт, работал горным мастером, затем — управляющим стройтрестом. В 1988 году был первым зампредом, а в 1989-1990 годах — председателем Мосстройкомитета. С 2000 года — первый заместитель мэра Москвы, глава Комплекса архитектуры, строительства, развития и реконструкции города (позднее Департамента градостроительной политики, развития и реконструкции). С 28 сентября по 21 октября 2010 года — исполняющий обязанности мэра Москвы. С декабря 2011 года — депутат Госдумы РФ.

Теги:
Еще по теме:
  • Дублер несогласия

    На столичной карте строек стало на одну «горячую точку» больше: жители нескольких районов Западного округа Москвы требуют приостановить работы по прокладке Северного дублера Кутузовского проспекта. На днях в Московской городской думе прошло специальное заседание, в котором приняли участие представители концессионеров проекта, муниципальные депутаты и жители районов, по которым пройдет платная трасса.

  • Лови волну

    Мнёвниковской пойме наметили спортивные перспективы

  • Работа на повышенных скоростях

    Развитие метрополитена остается главным способом решения транспортных проблем российской столицы. Строительство подземки не останавливалось даже в период наиболее массового распространения коронавируса. По итогам прошлого года в Москве было построено 18 км линий метро и семь станций. 

  • Вокруг металла

    В условиях мировой рецессии намечается перепроизводство стали

Цитата
Марат Хуснуллин
Вице-премьер РФ
Марат Хуснуллин
Глобально перед нами стоит задача улучшения качества городской среды в 1,5 раза. В прошлом году мы показатели перевыполнили, в этом планируем продолжить эту работу и благоустроить 4680 общественных пространств
Княжевская Юлиана
Княжевская Юлиана
Председатель Комитета по архитектуре и градостроительству Москвы