Новое качество

Новое качество
Shutterstock.com
Эксперты помогут выбрать оптимальные пути реализации проекта

Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации сформировало проект стратегии развития строительной отрасли до 2030 года. Одна из важных особенностей этого документа в том, что ведомство постаралось сделать процесс его разработки и обсуждения максимального открытым для специалистов. Над стратегией работало 11 проектных команд по основным направлениям. Были проведены четыре стратегические сессии в РАНХиГС, пять круглых столов по ключевым темам и конференция «Стратегия развития строительной отрасли в Российской Федерации» с участием НО- СТРОЙ. «Стройгазета» планирует предоставить слово участникам основных проектных команд. Об инновационном развитии института строительной экспертизы в интервью «СГ» рассказал начальник Главгосэкспертизы России Игорь МАНЫЛОВ.

Screenshot_1.png

«СГ»: С чем связана необходимость трансформации института строитель- ной экспертизы в институт управления эффективностью строительных проектов, формирование которого заложено в ходе работы над проектом стратегии развития строительной отрасли до 2030 года?

Игорь Манылов: Основной мотив — приведение стратегии развития института экспертизы в соответствие со стратегией развития строительного комплекса, в которой пересматривается роль всех его участников. Прежде всего, меняется технология взаимодействия. Мы уже давно перешли от бумажного формата работы к электронному, осваиваем цифровой формат и работу с данными, а это, в свою очередь, открывает дорогу к новой, высокотехнологичной системе управления строительством, к исключению «ненужных» или дублирующих процедур и к созданию дополнительных опций экспертных организаций. Помимо проведения оценки на предмет соответствия проектов техническим и экономическим нормативам, эксперты теперь могут оценивать строительные решения по более широкому кругу критериев, поскольку обладают большей, чем прежде, базой знаний. Весь поток информации в строительстве идет через строительную экспертизу, и этим нельзя не воспользоваться. Если обработать и проанализировать все данные, которые аккумулируются в строительной экспертизе, то можно ответить не только на вопрос о том, выдержит ли объект все планируемые нагрузки и правильно ли определена начальная максимальная цена контракта, но и посмотреть гораздо дальше. В ситуации, когда объект можно построить путем реализации разных вариантов, появилась возможность оценивать эффективность выбора самих технических и технологических решений. Ведь оптимальным всегда будет только одно решение, которое нам и предстоит найти в каждом случае.

Кстати, не могу не отметить, что Минстрой России сыграл крайне значимую роль в определении ключевых подходов к работе над проектом стратегии, не в последнюю очередь благодаря активному личному участию министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ Владимира Якушева.

«СГ»: Каковы основные этапы перехода строительной экспертизы к строительному инжинирингу?

И.М.: Строго говоря, в чистом виде инжиниринг — понятие более широкое. В нашем случае речь идет о так называемой инжиниринговой экспертизе, которая подразумевает комплексный анализ проектных решений на разных этапах реализации проекта от задумки до ввода. Такой анализ осуществляется не только в пределах технических норм и сметных нормативов, но и по таким критериям, как оптимальность, энергоэффективность, импортозамещаемость и соответствие современному уровню развития науки и технологий. Такой цели невозможно достичь, не обладая полным комплексом сведений по этим направлениям. Поэтому наша задача — аккумулировать информацию, проводя комплексную экспертизу и учитывая множество факторов, основанных на агрегированных данных. Для этого меняется технология нашей работы. Потому что при тех масштабах строительства и том объеме заключений, которые мы выдаем, проанализировать большие массивы информации можно только при помощи работы с данными. А чтобы работать с данными, нужно создать среду, где они реально «живут», а не просто складируются в виде файлов. Это должна быть действительно живая, доступная информация, составляющая основу цифровой работы строительной экспертизы и всей строительной отрасли.

Поэтому с 2016 года мы начали формировать информационную экспертную среду. С 1 января 2017 года государственная строительная экспертиза перестала работать с бумагой и использует только электронный формат. С 2018 года такое же требование вступило в силу и для негосударственных строительных экспертных организаций. То есть уже более двух лет мы работаем в электронном формате. Можно сказать, что решена задача-минимум нулевого этапа перехода к инжиниринговой экспертизе — налажен обмен данными в электронном формате между заказчиками, проектировщиками и экспертными организациями. Благодаря этому можно теперь без физического посещения офиса обмениваться данными. Следующим шагом стало создание системы электронной коммуникации между экспертизой и органами, дающими разрешение на строительство, с надзорными органами, с распорядителями бюджетных средств и с большим кругом профессиональных участников строительной сферы, которым эта информация нужна для выполнения их задач.

«СГ»: Что же надо сделать дальше?

И.М.: Сейчас мы плавно зашли во второй период и начали работать не просто с электронными файлами, а с самими данными, структурировать их. По сути, мы отказываемся от работы с документами. Как это ни парадоксально звучит, но сейчас заявление заказчика строительства объекта в орган экспертизы само по себе источником данных не является. Раньше, когда заявитель, распорядитель бюджетных средств или застройщик приходил в орган экспертизы и составлял заявление, то сведения, которые он в нем приводил, были для нас источником информации. Теперь заказчик, начиная общение с экспертизой, обращается к различным информационным системам, которые консолидируют данные, необходимые для подачи заявления и хранящиеся в государственных информационных системах. Например, по ИНН автоматически подтягиваются все сведения, которые есть в фискальной системе. В этом случае заявитель не пересказывает уже имеющиеся у государства данные, а информационные системы обмениваются ими сами. Заявитель лишь проверяет и подтверждает их. Затем система генерирует заявление в электронном формате, а заявитель подписывает его электронной подписью. Таким образом, исчезает необходимость постоянного поиска сведений, которые уже есть у государства, что позволяет избежать искажения и дублирования информации. Этот подход мы распространяем теперь и на работу экспертов. По сути, они четко увязывают требования и технические решения, и если видят нестыковки, то показывают их. Затем система агрегирует все эти замечания и выдает их заказчику в его личном кабинете. Представитель заказчика отрабатывает замечания, исправляет документацию и загружает новую версию в автоматизированную систему. Такой порядок, кстати, избавляет экспертов от необходимости заниматься трудоемкой технической работой по сравнению старой и новой версий документации.

«СГ»: Каков сейчас уровень интеграции цифровой среды института строительной экспертизы с государственными информационными системами в области градостроительной деятельности?

И.М.: Наши системы интегрированы с системами почти десятка организаций, в их числе ФНС, Росреестр, Центральный банк. Сейчас идет активная работа с организациями, которые относятся к нашей сфере деятельности и располагают электронными системами, с тем, чтобы наладить взаимодействие, поэтому круг контрагентов постоянно расширяется. Так, идет работа по интеграции наших систем с системами органов Роспотребнадзора, Ростехнадзора, Росприроднадзора и Федерального агентства по рыболовству. И наши системы сближаются, хотя, к сожалению, не так быстро, как нам бы хотелось, поскольку уровень информационно-технологической зрелости в организациях различен.

«СГ»: Одной из задач экспертизы, как известно, является проверка стоимости объекта капитального строительства. Как этот вопрос будет решаться в рамках новой системы строительного инжиниринга?

И.М.: В экономике, которая была основана на планово-распределительном механизме, система ценообразования должна была дать ответ на вопрос: сколько должно стоить? Об этом говорит сам термин «ценообразование», то есть «образование цены». По нормативам, которые устанавливает государство, должна определяться стоимость того или иного объекта, технического решения или ресурса. В сложившейся системе усредненные, агрегированные параметры применяются для того чтобы определить начальную максимальную цену стройки. Понятно, что она в процессе реализации проекта будет уточняться, но для принятия решения о выделении средств применяются некие «общие» знания о стоимости ресурсов, машин и механизмов, оплате труда. Таких усредненных знаний раньше вполне хватало, но в сегодняшнем мире, когда участниками строительной сферы стали сотни тысяч субъектов — производителей, поставщиков, потребителей и различных специализированных институтов, уже недостаточно. Экономика стала многообразной. Лишь часть ресурсов сейчас производится на государственных предприятиях, в основном, они приобретаются на рынке, который зависит от множества факторов, поэтому динамика цен сейчас колоссальная. В этих условиях система ценообразования должна стать совершенно иной, способной очень быстро и четко реагировать на конъюнктурные изменения. В противном случае государство будет где- то терять, а где-то переплачивать, стройка где-то недополучать, а где-то получать избыточно.

Для точного определения цены нужно, чтобы в основе усредненных агрегированных показателей лежала исчерпывающая информация о стоимости ресурсов, заработной платы, машин и механизмов. Долгое время данные не актуализировались, и они отстали от реальной жизни, что значительно повлияло на строительную отрасль. С учетом этого было принято решение о переходе к ресурсному методу, который дает большую точность в определении стоимости всех ресурсов, необходимых для реализации проекта. Поскольку резкий переход невозможен, установлен переходный период, на время которого обеспечивается поддержание в работоспособном состоянии применяемого в настоящее время базисно-индексного метода путем расширения номенклатуры укрупненных индексов по видам объектов строительства в разрезе субъектов Российской Федерации и отраслей, а также пересчета индексов изменения сметной стоимости строительства на основании данных о фактической стоимости строительных ресурсов.


Следующим шагом станет обеспечение возможности формирования сметной стоимости с использованием единичных индексов в целях поэтапного перехода на ресурсный метод. По поручению Минстроя России мы проводим работу по оценке данных мониторинга, которые лежат в основе актуализируемых сегодня индексов. С этой целью ежеквартально актуализируются индексы пересчета в текущие цены, при этом используется принцип «два ключа» — во-первых, решение субъекта РФ, который собирает данные о стоимости ресурсов на его территории и утверждает уровень оплаты труда, и, во-вторых, мониторинг стоимости ресурсов и оценка их экспертизой. На этой основе Минстрой России устанавливает соответствующий индекс для субъектов. В соответствии с поручением правительства мы до конца года эту работу, в основном, завершим — надеюсь, что все субъекты с задачей определения стоимости ресурсов на их территории и уровня оплаты труда справятся. Кроме того, Главгосэкспертиза России открыла пять зональных центров мониторинга. Они помогают нам проверять расчетные данные, представляемые субъектами федерации. Практика показывает, что между центрами мониторинга Главгосэкспертизы и субъектов выстраивается хорошая двухуровневая модель, при которой субъектовые центры близки к производителям и поставщикам ресурсов, поэтому им легче собрать эти данные. А центры мониторинга Главгосэкспертизы большей частью осуществляют методическую поддержку и выборочно по определенной методике проверяют данные центров мониторинга субъектов.

«СГ»: Какие возможности открываются перед отраслью в результате создания системы управления стоимостью капитального строительства?

И.М.: Вопрос управления стоимостью объекта — это часть управления жизненным циклом объекта капстроительства в целом. Такого в России, к сожалению, пока не было. Сейчас вопросы управления строительством, даже конкретной стройкой, разорваны — и по составу участников, и по самим принципам их взаимодействия. За время существования объекта — с момента инвестиционного замысла до ликвидации — с ним работают разные команды. На первой стадии большее внимание уделяется экономике, финансам, определению бюджетов. Потом начинается планирование, в котором принимают участие проектировщики, эксперты, заказчики, подрядчики, научно-исследовательские организации, органы, которые отвечают за планирование энергоснабжения и энергообеспечения и многие другие. Затем подключаются строительные и эксплуатирующие организации. Образуется большой круг участников управления строительством, но единой системы управления нет, процесс дезинтегрирован. Переход к управлению стоимостью капитального строительства будет содействовать интеграции этой системы и созданию единого бесшовного пространства.

«СГ»: Для реализации этих планов, очевидно, нужна современная информационно-технологическая база, однако не у всех экспертных организаций она достигает такого же уровня, как у Главгосэкспертизы России. Что вы можете сказать о единой цифровой платформе экспертных организаций?

И.М.: Сегодня в стране более 600 государственных и негосударственных экспертных организаций федерального и регионального уровня. Каждая из них по-своему решает задачи обеспечения программами, машинами и коммуникационными инструментами, каждая идет своим путем, автоматизируя свои процессы либо с помощью имеющихся инструментов, либо заказывая что-то от- дельно, что приводит к довольно большим расходам и по времени, и по деньгам. Главгосэкспертиза России в силу масштабов своей деятельности играет сегодня доминирующую роль. Все наши площадки, а их у нас сейчас 13, как в регионах, так и в Москве работают в единой информационной среде. Автоматизированная система экспертизы связывает все эти офисы в один. Сейчас мы уже говорим не о простой централизации, а о распределенном подходе к работе с данными во всех наших филиалах в режиме реального времени, так называемой коллективной работе в единой доверительной информационной среде. То же самое можно сделать и на уровне региональных организаций государственной экспертизы. У некоторых из них количество объектов, рассматриваемых в течение года, существенно меньше, чем в Главгосэкспертизе России, — десятки, максимум сотня. Под такой небольшой объем работы нет смысла заказывать разработку полноценной информационной системы. И сегодня у нас появилась возможность включить региональные экспертные организации в единую информационную среду Главгосэкспертизы: наш Наблюдательный совет под руководством министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации разрешил внедрить такие сервисы, и это уже внесено в устав. Причем в зависимости от информационно-технологической зрелости самой организации возможны различные варианты — от интеграции их информационных систем с нашей (АИС «Главгосэкпертиза») до полноценного использования нашей автоматизированной информационной системы, адаптированной для целей региональной организации. С несколькими экспертными организациями мы приступили к отработке такого взаимодействия и уже видим, что это позволит им сэкономить средства, улучшить качество работы и создать возможности для обмена экспертами. У региональных экспертиз есть такие объекты, которые надо рассматривать не очень часто, а то и раз в год, и нет смысла держать под них штатного эксперта по какому-то узкому направлению деятельности.

«СГ»: Новые задачи экспертизы потребуют новых кадров. Каким будет эксперт цифровой эпохи?

И.М.: Когда проектными командами рассматривался вопрос о кадровом обеспечении отрасли, было сформулировано положение о том, что ключевым фактором развития института экспертизы является качество профессионального состава экспертов. Было отмечено, что переход к комплексной оценке проектов будет непростым, потому что в России на сегодня 7,5 тыс. аттестованных экспертов по более чем 40 направлениям. И ситуация, когда все разорвано на процессы и каждый решает свою отдельную задачу, существует и в экспертизе. У нас есть эксперты по отдельным направлениям, а интегрирующая роль выпускающего эксперта развита в недостаточной мере, при том, что такой эксперт должен уметь сопоставлять все данные, что и требуется для комплексной оценки проектов. Автоматизированные системы позволяют собрать всю фактуру, а эксперт учитывает уже не только технические, но и общеэкономические параметры, развитие технологий в той или иной сфере, тренды. Безусловно, эксперты нового типа, а также проектировщики и представители заказчиков должны владеть информационными технологиями, потому что использование больших массивов данных предполагает не просто способность работать с файлами: надо уметь формировать и задавать алгоритмы для поиска и проверки данных, опираясь на сформированную базу знаний и другие цифровые инструменты. Необходимо взаимодействие с информационными моделями строящихся объектов, которые приходят на смену проектно-сметной документации в форме документов. И, чтобы работать с такими моделями, проектировщики, эксперты и заказчики строительства должны владеть навыками в области информационных технологий. Такие специалисты уже есть, но отрасли их пока не хватает. Главгосэкспертиза России получила лицензию на дополнительное профессиональное образование в том числе и для того чтобы активизировать процесс их подготовки и сделать его более целенаправленным.

4694 заключения выдала Главгосэкспертиза России за три квартала текущего года

688 комплектов проектной документации, содержавших технические решения, которые могли привести к возникновению аварийных ситуаций, выявлено за 9 месяцев 2019 года


Еще по теме:
  • Верным курсом

    «За 10 лет существования саморегулирования в строительстве российские СРО научились работать четко, спокойно и правильно», — считает координатор НОСТРОЙ по ЦФО Алексей ПОДЛУЦКИЙ

  • Чувство незавершенности

    В российских «долгостроях» заморожено примерно полтора триллиона рублей

  • Счет пошел на кредиты

    С момента перехода российской строительной отрасли на новую модель финансирования проектов прошло четыре с половиной месяца — за это время удалось достигнуть заметных подвижек в вопросе обеспечения защиты прав дольщиков, но стали видны и основные направления, по которым новом механизму требуется дальнейшее совершенствование. Профессиональное сообщество же озабочено недоступностью проектного финансирования для девелоперов, что становится причиной банкротства игроков рынка.

  • Замерли в ожидании

    Спрос на московские новостройки упал из-за надежды покупателей на скидки и дешевую ипотеку

Цитата
Владимир Якушев
Глава Минстроя России
Владимир Якушев
В рамках нацпроекта «Жилье и городская среда» мы раздаем не рыбу, а удочки - то есть формируем механизмы, которые позволят строить дома быстро и качественно
Елена Спиридонова
Елена Спиридонова
Директор Кадастровой палаты по Москве