Строить рейтинги

Строить рейтинги
Фото: Shutterstock

Возможны ли честные оценки стройкомпаний?

Тема оценки надежности российских строительных компаний уже давно обсуждается в профессиональном сообществе. Многие эксперты считают целесообразным создание в строительной отрасли системы рейтингов, подобной той, что существует в банковской сфере. В прошлом году депутаты Госдумы РФ Елена Николаева, Анатолий Аксаков и Анатолий Карпов внесли на рассмотрении нижней палаты парламента проект федерального закона «О деятельности рейтинговых агентств в строительной сфере». По мысли авторов-разработчиков, этот законопроект призван установить правовые основы деятельности рейтинговых агентств, которые будут оценивать работу строительных организаций России. Своим мнением об этом проекте с «СГ» поделился генеральный директор Рейтингового агентства строительного комплекса (РАСК) Николай АЛЕКСЕЕНКО.

410 Алексеенко.jpg

«СГ»: Николай, что вы думаете об инициативе депутатов Госдумы поставить рейтингование строительных компаний на законную основу?

Николай Алексеенко: Мы внимательно следим за судьбой этого законопроекта, ведь он устанавливает правила работы на рынке отраслевого рейтингования. Если государство четко пропишет требования к самим рейтинговым агентствам и к способам оценки, то это повысит доверие к результатам оценки. Прекратятся ненужные споры об ангажированности оценок, их субъективности. Основной целью законопроекта, на мой взгляд, является создание системы сопоставимого оценивания деятельности строительных организаций и их способности исполнять взятые на себя обязательства.

Достижение данной цели позволит добиться очень многого: избавиться от субъективности при тендерных процедурах, снизить коррупционную составляющую в строительной сфере.

«СГ»: Сами девелоперы считают, что государству следовало бы сосредоточиться на повышении качества регулирования, а не на рейтинговании компаний?

Н.А.: Инвесторы в России и в остальном мире ориентируются на рейтинги. По данным агентства Fitch Raitings, около 80% мировых трансграничных потоков капиталов оценивается с помощью рейтингов. Непрофессиональным инвесторам — населению — тоже необходимы ясные ориентиры, чтобы избежать мошеннических схем. А система рейтингования как раз и позволяет всего этого достичь, причем с минимальными нагрузками как на бизнес, так и на государственный аппарат. Да и рыночная дисциплина не может выстраиваться без создания ориентиров и стремления к совершенствованию собственного бизнеса, чего трудно добиться без независимого арбитра в лице рейтинговых агентств.

«СГ»: Попытки создания системы строительных рейтингов предпринимались в России и раньше. По вашим оценкам, сколько «рейтингователей» насчитывается сейчас в стране, и являются ли их оценки репрезентативными?

Н.А.: Хочу вас сразу поправить: все, что до этого в России создавалось в части сравнения компаний строительной сферы, большей частью представляло собой не рейтинги, а рэнкинги, то есть сравнение компаний по какому-либо одному признаку. Это не является полноценной рейтинговой оценкой, которую предусматривает законопроект. Особенно это касается девелопмента. Как правило, региональные СМИ или порталы недвижимости просто ранжировали застройщиков по объему возводимого ими жилья и на основании этого присваивали «рейтинговые оценки». Сколько таких «рейтинговых агентств» по России в настоящее время, сказать сложно, думаю, что почти в каждом регионе найдется свой информационный портал, который занимается рэнкингами застройщиков. Еще раз хочу повториться, что это не имеет никакого отношения к системе рейтингования, предусмотренной законопроектом.

«СГ»: А возможно ли вообще корректное рейтингование стройкомпаний в современных российских условиях? Возьмем для примера «СУ-155». Объемы строительства выводили компанию в лидеры отрасли, а что вышло на деле? Почти 30 тысяч обманутых дольщиков и 155 «недостроев».

Н.А.: В этом и заключается проблема рэнкингов. Рядовой потребитель видит региональный рэнкинг застройщиков и даже не подозревает, что, по сути дела, ему представляют не оценку надежности застройщика, а просто один из показателей его хозяйственной деятельности. Как правило, это объем введенного жилья. Поэтому с «СУ-155» получилось то, что получилось. Потребитель думал, что, если застройщик крупный, то он уж точно не обанкротится и достроит объект, но это оказалось не так. Для определения надежности застройщиков необходимо подробно и всесторонне оценивать как текущую деятельность застройщика, так и ретроспективную, анализировать его ежеквартальную отчетность по 214-ФЗ, исходно-разрешительную документацию, конъюнктуру рынка. Например, мы оцениваем более 80 различных показателей. Только такой комплексный подход к рейтингованию застройщиков позволяет выявить слабые и сильные места компании и определить реальное положение дел в компании.

«СГ»: Возьмем другую распространенную ситуацию: «рейтингуют» известного девелопера, а конкретным объектом у него занимается никому не известное «самостоятельное» юрлицо, созданное специально под проект. Как быть?

Н.А.: Мы, в рамках нашей методологии, определяем круг организаций внутри группы компаний, на которые распространяется присвоенная рейтинговая оценка. Исходя из этого, проводится анализ информации по отдельным юридическим лицам (одна компания — один рейтинг) или по группе в целом, с обязательным указанием компаний, которые в эту группу входят. Таким образом, удается избежать того, что группа, получившая высокую рейтинговую оценку, потеряв интерес к конкретному объекту, сможет этот объект обанкротить и избежать негативных последствий для себя.

«СГ»: Больной вопрос — независимость или, вернее, зависимость самих рейтинговых агентств. Как избежать ангажированности?

Н.А.: Это один из главнейших вопросов, который предложенный законопроект о строительных рейтинговых агентствах позволяет решить. В статье 14 данного законопроекта прямо указано, что строительное рейтинговое агентство должно обеспечивать выявление существующего или потенциального конфликта интересов, его разрешение и раскрытие информации о нем в случаях, если конфликт интересов может повлиять на анализ и суждения рейтинговых аналитиков, а также на рейтинги конкурентоспособности и прогнозы по ним. С целью предотвращения конфликта интересов при осуществлении рейтинговой деятельности в строительной сфере рейтингуемыми лицами строительного рейтингового агентства не могут быть его аффилированные лица, а также аффилированные лица учредителей (акционеров, участников) и лица, осуществляющего полномочия единоличного исполнительного органа такого строительного рейтингового агентства. Таким образом, рейтинговое агентство не может присваивать рейтинги любым структурам, которые имеют в нем свой капитал. Следить за этим должен уполномоченный госорган.

«СГ»: А какова бизнес-модель самого РАСКа?

Н.А.: Если в общих чертах, то основной бизнес агентства, основанного в 2012 году, — это присвоение рейтингов. Кроме того, мы делаем аналитические исследования как под заказ (в том числе для банков, страховщиков, компаний строительной отрасли), так и для широких масс пользователей, которые могут приобрести материалы через наш сайт. Весь проект финансируется на частные средства. На сегодняшний день я являюсь единственным учредителем агентства. РАСК ни с кем не связан. Потенциальный «конфликт интересов» может возникнуть с организацией ООО «Геопроектизыскания», которую я также возглавляю, но мы ведь ничего не строим, да и разрешается все очень просто: РАСК не присваивает рейтинги аффилированной структуре.

«СГ»: Кому в наибольшей степени интересны строительные рейтинги? Кто будет их главным «потребителем»?

Н.А.: Рейтинговые оценки должны стать профессиональным фильтром качества, воспользоваться которым смогут все заинтересованные лица: органы власти, для понимания ситуации в строительной отрасли и ее анализа, для осуществления контроля тендерных процедур; заказчики, для определения поставщиков при закупках; компании, для понимания своего положения на рынке и оценки потенциальных возможностей развития, в том числе для анализа конкурентов. Использование рейтингов повышает информационную открытость отрасли и может быть широко использовано органами власти, надзорными органами, инвесторами и покупателями жилья.


Николай Алексеенко: «Рейтингование стройкомплекса может сделать рынок прозрачным и понятным не только для представителей бизнеса и власти, но и для граждан»

Теги:
Еще по теме:
  • Строить или летать?

    Наиболее перспективные с точки зрения жилищной застройки территории Иркутска оказались в приаэродромной санитарной зоне, где фактически ничего нельзя строить. Учитывая, что эта проблема затрагивает не только один сибирский город-миллионник, но и большинство других областных столиц в стране, назревает необходимость изменения соответствующего федерального законодательства.

  • В гармонии с историей

    Городской среде свойственно с годами меняться. Старинные постройки, меняя свой облик и конструктив, по-прежнему сохраняют историческую значимость. Какие современные методы и технологии используются при демонтаже в центре столицы? Об инновационных подходах в этой сфере строительства наш разговор с генеральным директором крупнейшей в России демонтажной компании ГК «КрашМаш» Виктором КАЗАКОВЫМ.

  • Андрей Бочкарев: «Мы готовы к любым вызовам»

    Столичная стройотрасль без серьезных потерь пережила пандемию и вернулась к «доковидным» показателям. О том, как столичный строительный комплекс выдержал коронавирусные испытания и какие преобразования ждут город, «Стройгазете» рассказал заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Андрей БОЧКАРЕВ.

  • Элитные новостройки Москвы: объемы падают, цены растут

    В первом квартале 2021 года средняя стоимость «квадрата» в новостройках премиум-класса составила 694,5 тыс. рублей, что на 11,4% больше аналогичного показателя по итогам четвертого квартала 2020 года и на 17% больше, чем год назад.

Цитата
Марат Хуснуллин
Вице-премьер РФ
Марат Хуснуллин
У нас ИЖС – он такой, как нелюбимый ребенок. Мы все говорим, что им надо заниматься. Но ничего для этого у нас не сделано.